понедельник, 15 декабря 2008 г.

Латышский язык в Москве

Конечно, Вы хотите его выучить.
И вот семь ответов на вопрос "зачем?":

1. Он очень архаичный и интересный.
2. Он красивый (что, конечно, можно сказать про любой язык).
3. Вы сможете читать в оригинале высказывания латвийских политиков и иметь о происходящем в Латвии свое мнение, не профильтрованное через русско- и англоязычные СМИ.
4. Вы сможете слушать и понимать песни группы "Brainstorm", а также узнаете, как ее название звучит по-латышски.
5. Вы сможете хвастаться родственникам и знакомым, что знаете кое-что, чего они не знают совсем-совсем.
6. Это совсем не дорого.
7. Мне интересно кого-нибудь ему научить.


Возможно, есть еще какие-нибудь причины? Подойдут любые!

Если Вас заинтересовал этот пост, пишите на ***@one.lv или в комментарии.
Возможен обмен уроков не на деньги, а на научение меня чему-нибудь интересненькому и/или полезненькому.

Написала я в августе 2006 года в интернет-сообществе, посвященном частному репетиторству.

Не могу сказать, что меня завалило письмами, но какие-то ученики нашлись. За два года их число выросло до пятнадцати человек.
Одни уходили, другие приходили. С кем-то мы встретились буквально один раз, с кем-то занимались долго, продолжаем заниматься сейчас, и успели не только обсудить семью и меню (одни из первых тем в любом учебнике), но и поговорить на латышском о литературе, истории, культурной жизни России и Латвии.

Когда я размещала объявление, я не представляла себе, зачем людям может понадобиться латышский язык в Москве. Думала, что всеми учениками, если таковые найдутся, будет двигать главным образом любопытство и желание эпатировать знакомых. Однако я оказалась неправа.

Перед вами семь настоящих ответов на вопрос «Зачем я изучаю латышский язык?»
И ни одной похожей истории. И люди разные, и интересные все как один. Я люблю свою работу.

Ольга (50 лет, экономист-математик)
Ну, в моем случае все очень просто. Просто в детстве жила в Риге. Мой отец был военным летчиком, но всегда считал нас «оккупантами» Латвии. Поэтому при первой возможности мы уехали, оставив в Риге квартиру. Пока мы там жили, все учили латышский язык, включая мою старшую сестру, которая ходила в латышскую школу и имела по языку пять с плюсом. А я была очень маленькая. Теперь, когда я езжу в Ригу, мне кажется, что я вернулась на родину, хотя Рига, конечно, так не думает. Мне очень хотелось говорить немного на языке своей родины и тем самым проявить уважение к народу Латвии. Кроме того, всегда удобно знать язык страны, в которой часто бываешь. Это значительно повышает качество твоей жизни в этой стране. Вот, собственно, и все.

Галина (24 года, менеджер)
Я начала заниматься латышским потому что:
во-первых: появились друзья-латыши, которые работали в России по нескольку месяцев и им было очень тяжело разговаривать все время на русском. Чтобы понимать их, когда они говорили между собой и чтобы облегчить им общение со мной, я решила выучить их язык.
Во-вторых: очень хотелось и хочется приобрести опыт проживания и работы в другой стране. Почему бы не в Латвии? Очень красивая, интересная страна, когда-нибудь обязательно, если не работать, то отдыхать на пару месяцев я туда съезжу, и так приятно будет разговаривать с людьми на их родном языке!
В-третьих: изучение языков развивает человека. Но ведь с мире столько языков, почему латышский? По первым двум причинам... Ну и потому, что это не банально. Да-да, всем ведь хочется быть оригинальными!:)

Федор (23 года, маркетолог)
Латышский язык я начал изучать из-за интереса к Латвии. Никакая другая страна во мне пока не вызвала такого любопытства, вот поэтому и решил его начать учить. Латвия, конечно, не пряничная западноевропейская страна, но все же имеет свой колорит по сравнению с Москвой, а Рига самый большой город Прибалтики, как москвичу он мне ближе остальных по духу. Еще любопытно наблюдать за развитием неславянской постсоветской страны, практически не зависящей теперь от России, но с самой большой процентной концентрацией русских. Это же как целый социально-культурный эксперимент и, уверен, его еще будут подробно изучать. Плюс как лингвисту по образованию хочется чем-то привычным разминать мозг.

Алла (46 лет, домохозяйка)
Моя мама родилась в Латвии в 1929 году. Она уезжала в Москву после войны поступать в институт: поступила, вышла замуж и осталась жить в Москве.
Все родственники по маминой линии живут в Латвии. Я с детства очень любила приезжать к ним в гости. Сейчас это стало сложнее, но мы с семьей все равно часто бываем там.
Все мои родственники знают латышский, имеют латвийское гражданство. Находясь в Латвии, мне всегда хотелось понимать, что говорят люди на улице, по телевизору, читать газеты, журналы. Я очень рада, что у меня появилась возможность учить латышский язык в Москве. Учить язык всегда очень интересно.
“Wer fremde Sprachen nicht kennt, weiss nichts von seiner eigenen” I.W.Goethe

Мария (28 лет, HR менеджер)
«Прата ветра» была скорее поводом для знакомства, а не причиной изучать... в общем скорее вот так: латышский – не самый распространенный язык, и услышать его вживую – большая редкость, но мне повезло, я слышала «Прату ветру». И сложно сказать, в чем дело: то ли в той энергии, которая чувствовалась в песнях, то ли в голосе и манере произносить звуки, то ли в том, что Ренарс работает не только над смыслом текстов, но и над их звучанием – он как-то говорил, что старается выбирать слова, где побольше гласных, чтобы звучало более певуче, – но латышский стал для меня своего рода магическим, как эльфийские языки Толкиена. Потом, когда я уже начала разбираться в нем, мне уже стали интересны морфологические и грамматические особенности, то, как слова изменяются, суффиксы, конструкции (здесь должна быть пространная филологическая речь, заканчивающаяя многословным описанием совершенства слова sniegavīri, но этого писать не надо, это слишком freaky для нормальных людей), но все началоcь, конечно, с людей, и с тех прекрасных вещей, которые они делали на латышском.

Петр (26 лет, лингвист)
Мой интерес к латышскому языку обусловлен моей профессиональной
деятельностью. Будучи лингвистом-типологом и одновременно
специализируясь на грамматике литовского языка, я понимаю, что без
латышского языка мои возможности существенно ограничены. Кроме того,
латышский язык является одним из наиболее слабо описанных языков
Европы, и я бы хотел внести посильный вклад в его научное изучение.

Елена (23 года, руководитель отдела)
Латышский язык решила изучать в связи с тем, что любимый человек живет в Латвии и хочет, что бы я переехала к нему. Это означает, что мне придется сменить привычный образ жизни и адаптироваться к культуре и условиям другой страны. Также я бы хотела продолжить работать и по возможности не прерывать трудовой стаж из-за переезда. Для этого необходимо знать язык страны, в которую я переезжаю. Так как на данный момент я занимаю руководящую должность в компании, то хотела бы и дальше работать на позиции не меньше этой, а для этого, по условиям Латвии, нужно знать язык на 3 категорию.
Пока я нахожусь в Москве, мне намного легче начать изучать латышский язык, так как атмосфера более комфортная. В будущем я продолжу изучать язык в Латвии, и там мне уже будет более комфортно, чем если бы я начала все с нуля.

Так что теперь я, повторяя объявление, уже не завлекаю народ придуманной мотивацией – случайных людей нет и любовь к языку у каждого своя.
А мое объявление выглядит очень лаконично:

Предлагаю частные уроки латышского языка.
Москва,
телефон 8 926 345 4334, tanja. ru @gmail.com

Dieser Text in Deutsch

понедельник, 21 июля 2008 г.

Болдерая: взгляд в щелочку Записки путешественника транзитом*



Я бы не решилась писать про Болдераю. Я там не живу, у меня нет дачи в Вакарбуллях, моя личная и профессиональная жизнь не зависят от расписания автобуса №3. Я почти ничего не знаю ни про маяк в Усть-Двинске, ни про островок Любви, ни про Даугавгривскую крепость. Я не дышу ни запахом моря, ни ароматами завода силикатов, я не училась ни в 33-ей, ни в 67-ой школах, я не ходила ни в Нелду, ни в Бонанзу, ни в Тыргус. Кто я вообще такая?
Но есть такой жанр — путевые заметки. Никто не ждет от их автора ювелирной точности фактов и подробной аргументации. Принцип простой старый: что вижу, то пою. И никому не возбраняется воспеть красоту весенних улиц?
Вы ведь про Болдераю знаете еще меньше меня, правда?

Болдерая — это район Риги, немного отдаленный, немного забытый, немного резервация, немного оазис. Немного Усть-Двинск.
Наравне с Вецмилгрависом, мера всех расстояний в Риге. – Приходи в гости – да, ну… далек-оо.. – Да ладно тебе! Не в Болдераю же зову!

По слухам, один какой-то политик по телеку говорил: "Вот лично я, когда жил в Болдерае, в центр ездил исключительно на троллейбусах либо трамваях!!"

Думаю, это сплетня. Слишком уж грубая ошибка, недопустимая даже для политика. Никакие трллейбусы и трамваи в Болдераю никогда не ходили. Третий автобус. Или лодка до Вецмилгрависа. Или уж сразу до Швеции. С одной стороны — море, с другой — устье Даугавы, все остальное — лес.
Есть еще речка Бульупе, отделяющая Болдераю от Усть-Двинска, а в ней стая лебедей. И сотня жителей на берегу, пришедших этих лебедей кормить. Плывут лебеди, белые, важные, изящно изгибают шеи и царственным жестом снимают с поверхности воды размокающие корки. А в камышах прячутся редкие для Риги черные утки-гоголь. Не лебедей боятся — чаек. Стоит уткам выплыть из зарослей камыша, чайки с криком набрасываются на них, загоняют обратно. Видимо, это давний спор и истоки его найти уже сложно.


Болдерай — страна чудес
Зашел в подъезд и там исчез

Один из самых стойких мифов о Болдерае, это то, что там очень плохая криминальная обстановка. В газетах периодически появляются статьи о преступлениях, совершенных в Болдерае, о наркоманах, составляющих значительную прослойку населения района, о ребятах, умерших от передозировки и некачественных наркотиков. Сами болдерайцы возмущаются — ничего подобного, у нас уж точно не страшнее, чем в той же Старой Риге! Остальная Рига продолжает смотреть на Болдераи с опаской и не спешит покупать квартиры в этом районе. Правда, наверное, посредине. Работающая на «скорой» подруга говорит, что наркоманов в Болдерае не больше, чем в прочих спальных районах, но вызовов к людям, находящимся в состоянии сильного алкогольного опьянения больше гораздо.


Мы любим школу 33
И всех, кто учится внутри
Интересная черта жителей Болдераи — выраженный патриотизм. Уезжая в Ирландию, Англию, Россию, они скучают не по Латвии, не по Риге, а именно по своему району. В интернете можно найти стихи, множество исторических очерков, сайты, посвященные Усть-Двинску и Болдерае.
Район скорее русский. Обратившись как-то на улице к старушке по-латышски, я увидела в ее глазах такое непонимание и изумление, как будто я заговорила как минимум по-китайски.
Раньше в Усть-Двинске были библиотека и клуб, где репетировали пьесу по стихам Есенина. Библиотеку закрыли, а клуб стал ночным.
Стрятся социальные дома для людей, лишившихся своих квартир по самым разным причинам: из-за пожара, за долги. Жители в этих домах самые разные. Сами дома тоже. Где-то обычные квартиры, где-то коридорная система с одной общей кухней на этаж. Туберкулез и пьянство. Социальные работники и полиция — частые гости в этих домах. Синенький автобус социальной службы Курземского района жители остроумно прозвали «Голубой стрелой» (игрушечный поезд из популярной сказки Джанни Родари, спешащий на помощь бедным детям, у родителей которых нет денег на игрушки).



Аборигены Болдераи не променяют свой район ни на какие блага, несмотря на его бедность и сложную криминальную обстановку. Тут море! — искренне удивляются они непониманию гостей.

Кому — куда, а мне на Болдераи…
…говорит мой совершенно уставший от жизни дедушка. Ильгуциемс, Иманта, Золитуде — всем туда. Шумят сосны на новом болдерайском кладбище, как раз на полпути между Болдераей и остальной Ригой. До туда всем одинаково.


* автор выражает признательность одному из источников информации и вдохновения - сайту http://boldes.ucoz.ru

пятница, 14 марта 2008 г.

Русские в Латвии – какие они?

Из: Psiholoģija ģimenei un skolai (Психология семье и школе), Nr.3, 2007

Один из самых интересных вопросов, которые обсуждаются на политической арене Латвии, это вопрос о двухобщинности нашего государства. Последние несколько лет страсти, конечно, поутихли, но вопрос по-прежнему остается открытым.
Ни для кого не секрет, что информационные пространства у русско- и латышскоговорящих жителей Латвии совершен
но разные. Никто толком не знает, что пишут газеты и о чем говорит телевидение на другом языке, но все уверены в одном: ничего хорошего «они» про «нас» не скажут.
Существуя бок о бок друг с другом, общаясь каждый день в транспорте, на работе, в общественных учреждениях, мы, на самом деле, почти ничего не знаем друг о друге.
Спросите себя «что я знаю о русских?», а теперь – «что я знаю о латышах?». Уверены, в голову вам приходят только стереотипы...
Так давайте познакомимся?

В 2005-2006 в Риге было проведено исследование, в котором приняло участие 89 русскоязычных подростков и молодых людей. Мы старались, чтобы в нашей выборке были поровну представлены респонденты из учебных заведений с обучением на русском и латышском языках.
Целью исследования был анализ структуры этнической идентичности русскоязычных подростков и молодежи в Латвии, однако не будем углубляться в узкоспециальные термины, статистику и глубокий анализ, а рассмотрим лишь некоторые интересные моменты, которые мы косвенно затрагивали в интервью.
Кто такие русские в Латвии?
В науке об этничности последние несколько десятилетий идут серьезные споры о том, что считать национальностью. Происхождение? Запись в паспорте? Самоощущение?
Большинство социологов в настоящее время считает, что этническая принадлежность человека определяется (если это вообще зачем-то нужно, что сомнительно) его личным самоощущением, которое основывается на некоторых объективных факторах. Этнические группы появляются и исчезают, конструируются политиками и общественным мнением. Например, сегодня многие исследователи говорят о формировании группы «русских в Латвии», отличающейся от русских в России и латышей. О ней мы и будем говорить.
Даже эта, в мировых масштабах очень маленькая группа совершенно не однородна. Русские в Латвии – разные. И даже называют они себя очень по-разному. Из опрошенных нами респондентов большинство называло себя русскими. Но часто, продолжая разговор, уточняли свое название, добавляя «русские в Латвии», «русскоязычные в Латвии». Первое, о чем часто говорили респонденты, это о том, что они осознают свою принадлежность одновременно к двум культурам и это для них очень важно.
Многие считают себя «людьми мира», европейцами, независимо от того, какая национальность записана в паспорте у родителей, отрицают вообще всякую этническую принадлежность или характеризуют себя «наполовину»: «больше (скорее) русские», «полурусские», «нечто среднее», «не латыш и не русский».
Если смотреть на этничность в обыденном смысле, считать, что национальная принадлежность передается «по крови», то среди русских в Латвии очень много тех, кого русскими в этом смысле назвать нельзя. Известно, что во времена СССР в Латвию въехало много украинцев, белорусов, еще до этого в республике проживали евреи. И сегодня склонное к обобщениям общество ровняет всех под одну гребенку, называя русскими, а они и не спорят – ну, что ж, русские так русские, – «что я спорить буду? Мне вообще все равно, хотя у меня вообще-то среди предков ни одного русского нет». Сами себя они скорее считают «русскоязычными», «русскокультурными».
Один наш респондент охарактеризовал себя так: «Я русскоязычный латвийский еврей. А вообще – рижанин». Быть рижанином часто важнее, чем быть русским, латышом, евреем, украинцем.

А что любят и чего не любят русскоязычные латвийские подростки? Чем гордятся и чего стыдятся? Чего хотят и чего боятся?
Вообще, все, о чем пойдет речь ниже — скорее набор автостереотипов, чем отображение реальности, но почитать этот набор — любопытно и небесполезно:
Угадать, чем в своей «русскости» больше всего гордятся наши респонденты не трудно – это русские язык и культура. Абсолютное большинство респондентов оценивают язык очень высоко, гордятся им. Очень большое значение подростки придают культуре, упоминают великих русских писателей, достижения России в области науки и искусства. Главным образом под этим подразумевались произведения русских писателей – Пушкина, Лермонтова, Достоевского, но также и достижения в науке и спорте: полет Гагарина, успехи российских фигуристов.

Ребята говорили о том, что русские в Латвии часто лучше знают русскую культуру, чем их ровесники в России, но подсмеивались над тем, что язык их отличает не только от латышей, но и от россиян – когда они приезжают в Россию, родственники слышат в их речи прибалтийский акцент, удивляются заимствованиям из латышского языка – таким, например, словам, как «максать», «аплиециба».
Вообще, очень популярной была тема отличия от русских в России. Говоря о своих отличиях от российских русских (которые, напомним, тоже очень и очень разные), помимо уже упомянутых нами выше, респонденты упоминали, например, такие признаки как другой темперамент – «в России очень подвижный, шустрый народ... а у нас отпечаток прибалтийской медлительности», «мы здесь более закрытые... но менее нервные, чем русские в России» и несколько другой стиль общения с окружающими («В России все тебе на улице дают советы!»).
Помимо этого, респонденты считают русских в Латвии более толерантными, «мультикультурными», считают, что жители Латвии, независимо от национальности, «лучше понимают и принимают другие народы». Много говорилось о том, что «мы тут более европеизированные», чем россияне.
У многих российских и латвийских политиков сложилось представление о том, что русские в Латвии тесно связаны с Россией, остро чувствуют себя ее частью. Исследование показало, что это совершенно не так. Для некоторых эмоциональная связь с Россией действительно является важным признаком, такие молодые люди говорят, например, «душа там лежит», «люблю Россию, хотя она ничего для меня не значит», но были и прямо противоположные мнения — «с Россией себя никак не ассоциирую».
Задавая некоторым прямой вопрос о том, не планируют ли они в будущем переезд в Россию, мы не получили ни одного утвердительного ответа, – максимум: «хотел бы... но кто меня там ждет?»

Еще один миф, который существует в обществе, это то, что русские гораздо сильнее латышей привязаны к советскому прошлому. Однако редко кто из наших респондентов был с этим согласен. Думается, что схожие процессы происходят сейчас во всех бывших советских республиках, – подрастает поколение тех, кто родился уже при независимости, и на чью этническую самоидентификацию советское прошлое влияет лишь косвенно.
Характерно, что некоторые люди мало того, что считают всех русских до одного повинными в советском режиме, но и по-прежнему выставляют счет детям за вину их родителей. Многие наши респонденты на вопрос о неприятных чувствах, связанных с их этнической принадлежностью, рассказывали, например, о том, что некоторые учителя «всё время мусолят эту оккупацию!», и это очень неприятно слышать.
Все без исключения респонденты, поднимавшие тему оккупации, считали, что оккупация, скорее всего, была, но они к ней не имеют никакого отношения.
К национализму всех мастей наши респонденты отнеслись резко отрицательно. И для них оказалось неважно, от кого они слышат националистические лозунги. «Одинаково противно, когда латыши говорят «Latvija latviešiem», или когда русские орут «Россия для русских». Очень стыдно и за тех, и за тех».

Если в разговоре поднималась тема национализма, все респонденты отмечали, что со временем национализма в Латвии становится все меньше и меньше. Нам не дано предугадать, что будет через 20 или 200 лет, но на сегодняшний день острота национального вопроса и дележа идентичностей стремительно падает, а на повестку дня выходят не только экономические и социальные вопросы, но и самый важный вопрос сезона: когда в этом году придет весна?